?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Дисклеймер – все, что содержится в этом посте является в каком-то смысле моим субъективным взглядом на процесс. Надеюсь, что эти размышлизмы станут кому-то полезными.

В предыдущем посте, посвященном технике процесса лицензирования, я упомянула, что получение разрешения на адвокатскую деятельность в Канаде – процесс сложный, предполагающий взаимодействие кандидата с несколькими «регуляторами»: университетом, NCA и Law Society. Одно время я задавалась бесполезным вопросом: почему. И вот, спустя два года после начала, у меня кажется есть внятный ответ.


Дело в том, что Канада - common law юрисдикция. Роль законодателей относительно ограничена, право часто «творят» суды. Эта вроде бы книжная истина начинает сверкать новыми красками, когда читаешь учебник по конституционному праву и вдруг видишь, что все то, что в civil law странах решает законодатель, в Канаде решительно берут на себя суды: именно суды легализовали аборты, разрешили гей-браки, разрешили эвтаназию, предоставили женщинам право быть избранными на гос. должности, протолкнули бесчисленные изменения уголовного процесса, гарантирующие права заключенных, и многое другое. В итоге получается, что когда у канадского законодателя не хватает ресурса или духа принять решение, что, как выяснилось, довольно частая ситуация, именно суды принимают удар на себя и фактически двигают страну в новом направлении.

Так вот, отношение к юризму в Канаде традиционно было как к ремеслу: выучить право на школьной скамье не возможно, только практика, практика и еще раз практика. Возможно, такое отношение вызванно тем, что право воспринимается не как совокупность норм, то что можно усвоить прочитав в кодексе, и чему, соответственно, можно выучиться в университете, а как живая материя, которая делается "здесь и сейчас" судами. "Живое" право невозможно схоластически "изучить" на школьной скамье, но можно научиться с ним работать, и научиться этому можно лишь на практике.

Отсюда значительный, гораздо более глобальный, чем в России, разрыв, между юристами-практиками и юристами-академиками. Это по сути два разных мира с разными целями и задачами. Юристы-академики анализируют право в том виде в котором оно сложилось, комментируют тренды, изучают их, указывают на достоинства и недостатки, дают пищу для размышлений. Юристы-практики по сути участвуют в процессе формирования нормы, то есть права, аргументируя перед судами свою позицию, на основе которой старая норма может быть судами изменена или же сформирована новая. Юристы-академики в Канаде не лицензируются. Некоторые университетские профессора имеют лицензии на адвокатскую деятельность, но исключительно потому, что они либо пришли к преподаванию после нескольких лет практики (то есть лицензия уже была), либо получили лицензию чтобы консультировать юристов-практиков по каким-то узким теоретическим аспектом конкретной проблемы, и лицензия в данном случае расширяет поляну для маневра, поскольку не лицензированный специалист не имеет права to practice law, а что такое to practice law – вопрос не всегда очевидный.

Разрыв между академическим миром и практиками очень чувствуется при подготовке к бар экзаменам. Материалы, которые мы изучали в law school, и которые составляются университетской профессурой, очень сильно отличаются от материалов, которые нам выдали для подготовки к бар экзаменам, и которые традиционно составляются юристами-практиками. Отличаются настолько, что у меня было стойкое ощущение, что я в универе не ту специальность изучала. Эта раздражающая раздробленность тем не менее является реальностью канадской юридической действительности и ее надо принять как данность.

Часть первая – процесс для JD студентов

Это было лирическое отступление, но оно важно для понимания того, о чем речь пойдет ниже. Так вот, возвращаясь к перепетиям лицензионного процесса. Лицензионный процесс изначально предполагал, что два мира должны все же сойтись в одной точке. Кандидат в юристы будет считаться подготовленным, если он получит 1) базовые теоретические данные 2) практические навыки. Вот тогда его можно выпускать в большую жизнь, то есть выдать лицензию. Это привело к тому, что вся система подготовки кандидата к адвокатской деятельности была настроена на то, чтобы в относительно сжатое время, 4 года, максимально эффективно дать кандидату необходимые навыки, принимая во внимание, что разными частями этой подготовки будут заниматься разные люди: теоретической подготовкой – университет, практической – юридическая фирма с юристами-практиками. И вот, за пару столетий процесс подготовки JD студентов в Канаде (других тогда просто не было) выкристаллизовался в довольно стройную систему.

Свеженький студент приходит в университет в сентябре и начинает изучать базовые курсы - так называемые 1L courses: основы уголовного, конституционного, административного права, этика, собственность, контракты и torts. Эти курсы дают студенту какое-то общее представление о том, как все устроено. Собственно, именно эти курсы и требует NCA от иностранных юристов. Так же, именно на первом курсе, студентам объясняется как здесь устроен юридический рынок, какие ожидания, какие возможны ниши/специализации и тп. Этим всем занимается университет.

В середине первого года, в январе, некоторые кандидаты подаются на всевозможные summer positions первого курса – это оплачиваемые (как правило) трехмесячные летние стажировки у юристов-практиков, которые проходят с мая по август между первым и вторым годом law school. Делают это, впрочем, не все и такие стажировки обязательными не являются. Основная же масса студентов после сдачи летней сессии первого курса занята совсем другим.

В марте-июне первого года университет разворачивает «военную операцию» по обучению студентов-первокурсников навыкам составления resume и cover letters, потому что та - да – да – дам в августе ВСЕ студенты-юристы по всей стране массово подаются на летние стажировки второго года. Когда я говорю про военную операцию, я именно это и имею в виду: в этот период едва ли не вся учеба студента состоит в составлении бесконечных драфтов resume и cover letters, обсуждения их с университетскими advisors, тренингами по прокачке interview skills и прочим полезным вещам. Здесь я хочу специально оговориться – подача на летние стажировки второго курса это практически обязанность студента. Рейтинги университета сильно зависят от того, сколько студентов успешно получили стажировку в хороших местах. Университет, соответственно, очень мотивирован, чтобы студенты эту возможность не прошляпили и показали себя как можно лучше.

Теперь немного подробнее про набор на летние стажировки второго курса. Несмотря на то, что сообщает о них и об их важности студенту университет, регулированием этого дела занимается Law Society, поскольку такая стажировка это не просто часть лицензионного процесса, а часть практической части лицензионного процесса . В чем заключается регулирование Law Society? Ну например в том, что Law Society определяет сроки каждого этапа, регулирует действия участников процесса, накладывает ограничения. А именно:

• Law Society ежегодно публикует даты, когда прием пакета документов на летние стажировки открывается и закрывается. Это означает, что юридические фирмы, которые набирают студентов на стажировки, не имеют права принимать заявки на стажировки за пределами установленных Law Society сроков.

• Law Society регламентирует, каким способом может осуществляться прием документов. Основных способов два: студенты или отправляют документы в соответствующие фирмы, или загружают их на viDesktop - специальный сайт, функционирующий как площадка, связывающая студента с юр фирмой. Сайт администрируется отдельным независимым провайдером. При этом, для большей прозрачности процесса, Law Society стимурирует юридические фирмы пользоваться именно сайтом, и это привело к тому, что на сегодняшний момент лишь единичные фирмы принимают документы не через сайт, а напрямую. Все крупные конторы отказались от прямого приема документов. Сайт устроен таким образом, что ровно в пять вечера обозначенного дня дедлайна функция загрузки документов отключается и отправить ты больше ничего и никому не можешь. Как правило, прием документов на сайте начинается в конце июня и заканчивается в середине августа.

• Law Society определяет, в какие сроки юридические фирмы должны определиться каким студентам она предложит офферы на летние стажировки. Устанавливается четкий дедлайн – например, 5 ноября 2018 года.

• Law Society регламентирует когда и на каких условиях юридическая фирма может проводить интервью с приглянувшимся кандидатом. Регламентация эта драконовски жесткая, по сути, юридическая фирма может встретиться с кандидатом два раза: во время OCI и во время interview week (о них ниже)

• В целом, течение периода отбора (то есть с июня по ноябрь между первым и вторым курсом) Law Society запрещает юридическим фирмам контактировать с кандидатами, кроме как в разрешенные периоды и в разрешенной форме.


Crazy, isn’t it?

Итак, допустим кандидат успешно состряпал документы в июне, успешно залил их на сайт в установленные сроки в августе, что происходит дальше? А дальше юридические фирмы в течение месяца (середина августа – середина сентября) просматривают пакеты документов и составляют предварительный перечень интересных на первый взгляд кандидатов. Здесь нужно отметить, что в крупные фирмы поступает гигантский, не побоюсь этого слова, объем заявок – особо востребованные фирмыо, по слухам, каждый август получают до полутора тысяч пакетов документов. Общаться в этот период с студентами фирмы не имеют права.

После первоначального отбора к процессу опять подключается университет – он организует OCI (on-campus interviews). Здесь университет выступает как площадка для встречи юр фирм со студентами. Я сама в этом процессе не учавствовала, знаю только со слов как это все примерно проходит.

OCI – это несколько дней собеседований с кандидатами, где у каждого кандидата будет примерно 10-15 минут на разговор с представителями фирмы. Очень краткий формат, в процессе которого перед представителями фирмы стоит задача не найти того, кто будет работать в офисе летом, а «посмотреть в глаза» человеку, написавшему то самое резюме и поставить или не поставить крестик напротив его фамилии в списке тех, кого фирма пригласит на формально интервью в ноябре.

Но, именно потому, что заявок в фирмы поступает бесчисленное количество, успешное прохождение OCI - тот самый ключ к успеху, шанс выделиться из толпы, огранизовать себе собеседование и уже более обстоятельно побеседовать с представителями фирмы в ноябре.

После окончания OCI юр фирмы уходят на дно и жизнь замирает, начинается обычная рутина второго года law school. На втором году добавляются специализированные предметы и университетские «практические» курсы типа moot courts и legal aid clinic, которые должны начать приближать студента к миру юристов – практиков.

Но учебный процесс и процесс отбора все же идут параллельно, поэтому жизнь замирает ненадолго – до октябрьского call day. Call day это определенная Law Society дата, когда юридические фирмы вправе связаться с понравившимся им на основе анализа документов и OCI кандидатами и пригласить их на интервью. Традиционно call day проводится в конце октября второго курса. Поскольку у фирм фактически есть всего один шанс пригласить понравившегося кандидата на интервью, вместо того, чтобы сразу звонить, все крупные фирмы предварительно присылают кандидатам емейл, сообщая в какой день они будут звонить чтобы пригласить на интервью. Я в свое время получила от одной из фирм мейл вот такого содержания

We would be delighted to arrange an in-firm interview with you during November interview week.
As you know, the Law Society of Upper Canada’s procedures governing the recruitment of students for 2017 Summer positions provide that we may not schedule interviews prior to 8:00 am on Friday, October 28th, 2016. Consequently, we will be contacting you on October 28th for this purpose. We request that you allow 90 minutes for your interview at our firm. Interviews are scheduled on the hour starting at 8:00 am.

If for any reason, you will be withdrawing from our interview process, we would be grateful if you could let us know immediately so that we may provide an interview opportunity to another student.

We look forward to speaking with you on October 28th and welcoming you to our firm during November Interview Week.



Примечательно, что здесь они пишут по полтора часа, на деле же звонок длится от силы 30 секунд. На нем просто оговаривается дата и время первого интервью в рамках interview week.

Все сроки, устанавливаемые Law Society - единые для всех юр фирм провинции.

Еще однин важный штрих. Нужно понимать, что для юридических фирм все это безумие по отбору студентов на летние стажировки – это тоже нервное и конкурентное дело. Фирмы негласно соревнуются между собой за «лучшие головы» и их самая большая мотивация в этом деле – быть первыми, договориться первыми и при малейшем подозрении, что кандидат предпочтет в итоге какую-то другую фирму – свалить в кусты. Потому что худший вариант для фирмы – это сделать оффер тому, кто в итоге пример оффер конкурирующей конторы. We hate this как сказал мне впоследствие один партнер. Поэтому, если call day назначен на 28 октября на 8 утра будте уверены, что вам позвонят ровно в 8.00, а если вы по каким-то причинам не возмете трубку, то все, шанс упущен, следующий звонок будет уже другому кандидату (да, среди моих знакомых есть два человека, которые звонки прошляпили и возможности упустили).

После того, как время интервью согласовали, наступает перерыв в несколько дней. До дня Х фирма с кандидатами больше не общается. Следующая неделя является во многом решающей. Все университеты устраивают по таком поводу каникулы и занятий нет. Интервью длятся три дня, с понедельника по среду, а на четвертый, рано утром, как правило в 8 утра, фирмы сообщают результаты отбора успешным кандидатам. Про интерью, точнее про свой опыт, я напишу в отдельном посте. Отмечу только, что процесс это очень интенсивный, если не сказать изнурительный, но и опыт ни с чем не сравнимый.

После третьего дня интервью, в пять часов вечера, Law Society предписывает фирмам прекратить контакты с кандидатами до оглашения результатов следующим утром, и кандидаты буквально выпинываются из офисов на улицы )) Да, у нас в фирме была cocktail party по случаю окончания interview week и нас всех мягко но решительно выставили из офиса со словами «все, теперь общение нужно прекратить на время».

Дальше происходит день звонка, где оглашаются результаты, и после этого, в течение нескольких дней, успешным кандидатам присылают оферы на летние стажировки. За окном ноябрь, а стажировка начнется после окончания второго курса, то есть в середине мая и будет длится до середины августа. Студенты возвращаются за парты.

В мае студенты, окончившие второй курс, массово приходят в фирмы стажироваться. Для многих это первый опыт работы. Когда я говорю стажировка у некоторых в голове складывается картинка пинания балды в офисе. Это, мягко скажем, не так. Стажировка для местных студентов означает офисное рабство интенсивную работу по 50-60+ часов в неделю, которая выставляется и оплачивается клиентами, где студенты знакомятся с разными областями права и получают не просто представление, а практические навыки работы с документами, взаимодействия с судебной системой, общения с клиентами, ресерча, и тп. Если здесь уместно проводит аналогии, то в российском юридическом консалтинге аналогичные функции выполняют юристы первого-второго годов. Оплачивается стажировка в крупных фирмах довольно неплохо, студенты попадают в high income страту.

Для юр фирмы студенты означают поступление свежей крови, на которой, во многом, юр фирмы и держатся – дешевая полу-профессиональная дико мотивированная рабочая сила. Мотивированная – потому что успешное прохождение летней стажировки после второго курса ганатнтирует кандидату основную 10 месячную лицензионную стажеровку – артиклинг, а успешное прохождение артиклинг стажировки - лицензию. Больше того, во многом весь hiring process любой большой или средней юридической фирмы, крупного инхауса и гос органов крутится вокруг этого цикла по отбору студентов второго курса на летнюю стажировку: количество набранных студентов летом года Х будет очень во многом определять рекрутинговую политику фирмы в последующие годы. Можно с определенной долей уверенности определить, сколько фирма ожидает видеть в своих рядах юристов через три-четыре-пять лет, судя по набору на летнюю стажировку в 2018 году. Вот такая вот математика.

В конце летней стажировки происходит момент истины – студентам выдают ну или не выдают оферы на артиклинг. Заметьте, дело происходит в августе, а офер выдается на август следуюшего года. Поскольку весь этот процесс отбора – очень сложное и затратное дело для фирм в том числе (офисы считай не работают в interview week, поскольку практически все юристы задействованы в интервью), а также потому, что фирмы уже имели возможность познакомиться с кандидатом в деле и «обкатать его», практически всегда все прошедшие летние стажировки кандидаты автоматически приглашаются на артиклинг. Как нам говорили у нас в конторе – если ты пришел к нам на летнюю стажировку, артиклинг у тебя в кармане unless you burn down the firm.

После стажировки начинается третий год law school. Это год студенческих обменов и специализированных курсов. В также год подготовки к бар экзаменам. В июне JD студенты массово сдают оба бар экзамена, в августе возвращаются в свои фирмы и приступают к артиклингу, в июне его заканчивают, в конце июня принимают участие в церемонии call to the bar и все, дело в шляпе, они юристы.

Надо сказать что здесь уже жизнь становится взрослой и чуть более сложной. После окончания артиклинга место в юр конторе уже совсем не гарантировано и для того, чтобы остаться работать юристом, вчерашний студент должен быть hired back. И здесь уже какого-то внятного паттерна нет: какие-то фирмы берут почти всех, какие-то не берут и половины. Это, кстати, один из факторов как студенты выбирают фирмы во время отбора на летнюю стажировку второго курса. Но даже если свежий юрист и не получил места в родной конторе, все равно он выходит на рынок уже в совсем другом статусе: с лицензией и опытом.

Получается, что едва ли не самое важное с точки зрения получения лицензии время – это несколько месяцев с июня по ноябрь между первым и вторым курсами law school. Летняя стажировка второго курса для подавляющего большинства студентов-юристов и есть то самое окно, куда нужно пролезть, чтобы обеспечить себе лицензию. Студенты, которые не получили летних стажировок второго курса, как бы выпадают из процесса и оказываются в довольно тяжелой ситуации. Формально, отдельный набор на артиклинг стажировки есть, он проводится ежегодно в июле. Но, как правило, делается он не с целью реально набрать людей, а для галочки. Ведь все «студенческие» места в фирмах уже забиты теми summer students, которые уже сейчас бегают по их коридорам в рамках летней стажировки второго года.

Надо сказать, что таким образом отбор проводят все же не все юр фирмы, а только крупные и средние. Мелкие фирмочки, с одним-двумя юристами, просто не могут себе позволить администрирование этого процесса, и поэтому Law Society разрешает им проводить отбор как бог на душу положит в удобные им сроки и по своему желанию. Но такие фирмочки - это малая часть юридического рынка, поскольку крупный и средний инхаус и госсектор также придерживаются регламентированного Law Society порядка, хоть и со своими особенностями (сроки, скажем, у них могут чуть отличаться).


Часть вторая – процесс для NCA студентов

И здесь мы подходим к самому интересному – а как же устроен процесс лицензирования для NCA студентов? На этот вопрос очень хочется ответить «а никак». Никак в том смысле, что когда в Канаде выкристаллизовалась и обкаталась вот эта схема лицензирования как симбиоза теории и практики, NCA студентов попросту не было. Потом они появились как класс, а система при этом не поменялась, по той простой причине, что NCA студенты были единичными случаями, исключениями из правила. В итоге на выходе получилась ситуация, что телега едет, привычное колесо процесса лицензирования крутится, а NCA студенту нужно как-то изловчиться и запрыгнуть в этот самый процесс куда-то в его середину, чтобы занять свое место и начать весело крутиться вместе со всеми. В чем сложности?

• Ну первая и основная сложность состоит в том, что для российского студента, привысшего к тому, что после четырех или шести лет университета он юрист, канадская система - это дикость, в которую сложно поверить. Да что там для российского, однокурсники мои со всего мира собрались и тоже в массе своей прониклись местными особенностями не сразу.

• Даже если NCA студент учится на LLM программе, программа эта годичная. Подаваться на летние стажировки формально можно будучи студентом второго курса. Является ли студент LLM студентом второго курса и если да, то в какой момент? Формально не является, потому что в рамках своей программы он проходит 1L courses, те же, что JD студенты проходят на первом году law school.

• Юр фирмы, в основной массе своей, не знают что такое NCA студент и в чем особенности его процесса. Поэтому либо отбрасывают резюме сразу, либо им надо все долго и подробно объяснять. Это требует некоторой креативности и изворотливости. Я, скажем, по собственной инициативе взяла из моего университета письмо, что я соответствую критерию студента второго курса.

• Подача на летние стажировки осуществляется в июле-августе, а программы LLM начинаются, как правило, в сентябре. Получается, что не будучи в курсе особенностей канадского лицензирования, студент LLM приходит в университет чтобы там узнать, что набор на след год он уже пропустил, а следующий будет только следующем июне. И это будет набор на летнюю стажировку через год, то есть артиклинг будет еще через год. То есть при самом гладком процессе лицензия у студента будет только через два года после окончания университетской программы. Вырисовывается «заманчивая» перспектива сидеть два года в ожидании и непонятном статусе. Мне в этом смысле повезло, что в мой год в Осгуде LLM программа начиналась в середине июля, и я каким-то чудом зацепилась взглядом за емейл о какой-то там летней стажировке, сработало чутье что это может быть важно, я умудрилась за два дня под самый дедлайн подачи состряпать документы, затребовать и получить справку у университетской администрации, получить интервью и вообще пройти по этому зубодробительному процессу практически вслепую и наугад. Не всем так везет. Из моего 100+ класса «повезло» единицам.

• LLM программа длится год, то есть три семестра, а стажировка начинается в мае – в конце второго семестра. Студент LLM просто физически не может гладко завершить программу и присупить к летней стажировке, ему нужно брать академический отпуск на третий семестр и переносить его на осень.

• law schools либо запрещают, либо существенно ограничивают возможность LLM студентов участвовать в OCI. В Осгуде, скажем, такая возможность вообще появилась только в прошлом году. При этом, по правилам Осгуда, чтобы иметь право участвовать в октябрьском OCI ты должен быть текущим студентом LLM. То есть все те люди, кто начал свои программы в сентябре и бодро закончили все три семестра к августу попросту остаются за бортом и теряют право на участие в OCI осенью, потому что к моменту проведения OCI студентами они больше не являются. По этой причине некоторые из моих однокурсников делали искуственный перерыв летом, чтобы перенести последний семестр на осень и таким образом иметь возможность участвовать в OCI

• Студенты LLM имеют минимальную информационную поддержку. Собственно, по этой причине и родились эти посты. Правила лицензирования не объясняются, LLM студенты вынуждены собирать их миллиона источников буквально по крупицам. Из моего потока в 100+ человек я едва ли не единственная кто узнал хоть что-то, и достаточно рано, про летние стажировки, сообщил об этом однокурскикам, и почти никто на тот момент, а это было начало нашей программы, не придал этому всему значения попросту не поверили. Через пол года все они кусали себе локти. Вся та университетская преподавательская и административная машина, которая работает на обеспечение стажировками JD студентов не заинтересована, или не имеет ресурса, на обеспечение тем же самым LLM студентов. Возможно это связано с тем, что все рейтинги составляются с учетом исключительно JD студентов, поэтому на их поддержку брошены все ресурсы.

Именно поэтому я и рекомендую всем тем, кто задумывается о переквалификации в Канаде, и у кого есть такая возможность, идти на JD. Это проще, это более гладкий процесс, это процесс с гораздо большей поддержкой, и по времени он получается едва ли не таким же, как с LLM программой, которая значительно короче (все из-за того, что стажировки разбиты по годам и LLM студент гарантированно теряет довольно много времени из-за невозможности попасть в струю сразу).

Но если все же вы по каким то причинам решились на LLM программу в след посте я напишу рекомендации как сделать процесс максимально эффективным.


***
to be continued

Tags:

Comments

( 6 comments — Leave a comment )
enigmata
Jul. 6th, 2018 12:15 am (UTC)
Опять мне (как бывшему и.о. декана американского юридического факультета) удивительно интересно.
messy_tortilla
Jul. 6th, 2018 02:15 am (UTC)
в США, насколько я понимаю, все сильно отличается, да? канада по британской модели шла со стажировками
enigmata
Jul. 6th, 2018 02:31 am (UTC)
У нас нет стажировки. Норимально сдавать "bar exam" сразу после получения J.D. Но для тех, которые хотят работать в больших фирмах, очень важно найту работу в такой фирме летом после второго года.
Формальня система "https://oscar.uscourts.gov/" сушествует для "clerkships" c судьями.
messy_tortilla
Jul. 6th, 2018 03:18 am (UTC)
интересно! при всех отличиях процесса лето между вторым и третим курсом и у вас критическое значит
messy_tortilla
Jul. 6th, 2018 03:18 am (UTC)
давно хотела спросить - а что вы преподаете если не секрет? какие курсы?
enigmata
Jul. 6th, 2018 06:40 am (UTC)
Много лет у меня были курсы по договорному праву, по товарным знакам и недобросовестной конкуренции, по международным коммерческим арбитражем. В 2014 ушел на пенсию, сейчас у меня только курс по товарным знакам и недобросовестной конкуренции. Очень часто работаю консультантом или экспертом свидетелем по вопросом права России и других бывших советских республик.
( 6 comments — Leave a comment )

Profile

tortilla
messy_tortilla
messy_tortilla

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Page Summary

Powered by LiveJournal.com
Designed by Katy Towell